?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Местечко Дукора Минского района известно в нашей истории с XVI века как владение Кезгайлов, потом передается Завишам, Шеметам. Переходя от одних родственников к другим по наследству, в конце концов, в 1604 году попадает к семейству Огинских. Последним владельцем здесь из Огинских был Михаил Казимир (1730-1800), известный деятель и меценат XVIII века.



Много денег тратил на строительство монастырей и содержание при них школ для детей, построил Огинский канал. Огинскому принадлежало также и соседнее поместье Смиловичи, о котором я уже рассказывала ЗДЕСЬ http://azarkinm.livejournal.com/120521.html


Смиловичи

Когда в Смиловичах арендатором был Станислав Манюшко, в Дукоре работал Франтишек Ашторп, сын шведского солдата войска Карла XII, который после русско-шведской войны осел на Минщине. Про Манюшко и Ашторпа ходило много сплетен, в которых невозможно было разобрать, правдивы ли они. А всему виной резкое обогащение двух родов (Манюшко и Ашторпов) после смерти Михаила Казимира Огинского в 1800 году.


Михаил Казимир Огинский

Можно найти несколько свидетельств того, что правдами и неправдами два арендатора Манюшко и Ашторп получили от Огинского еще при жизни значительную часть денег, а после его смерти еще и в наследство. И, подкинув монетку, поделили владение с деревнями между собой. Манюшко достались Смиловичи, а Ашторп получил Дукору, которые находятся всего в 8 км друг от друга. Оставшаяся часть денег Огинского была передана родственнику умершего – Михаилу Клеофасу Огинскому, будущему известному композитору XIX века, который написал известный полонез "Прощание с Родиной".


Михаил Клеофас Огинский

Т.к. в Смиловичах на момент раздела владения находился костёл, чтобы не было вражды между соседями, Манюшко построил костёл и в Дукоре.
Ашторпам также принадлежало владение Прилуки, которое получил Франтишек как приданое после свадьбы с Людвикой Прушинской.


Прилуки http://azarkinm.livejournal.com/112595.html

Так как Франтишек имел опыт управления хозяйством, и оно было для него как родное, то и за работу обновления он взялся по полной. За короткое время вывел его на должный уровень и модернизировал, денег же на это после смерти Огинского хватало. В конце XVIII века начинает строить дворец и закладывать парк. Дворец строится в стиле классицизма, двухэтажный с четырехколонным портиком. Позднее были построены по бокам две пристройки, они были с большими окнами и использовались хозяевами как оранжерея и зимний сад. В правом крыле дворца размещалась домовая часовня.


Дворец в Дукоре. Рис. Н. Орды.

После смерти Франтишка имение отходит сыну Леона Ашторпа (1786-1851), действительному статскому советнику, командору Мальтийского ордена и кавалеру разных орденов (св. Анны I и II степени, св. Владимира IV степени, св. Станистала I степени в 1834 году, св. Иоанна Иерусалимского командор). Во время войны 1812 года выступил на стороне Наполеоновской армии в надежде возвращения ВКЛ (Великого Княжества Литовского), но после капитуляции французского императора получил прощение от Александра I за участие в войне не на той стороне и был даже принят на государственную службу. Был Минским губернским маршалом (1823-1847) и Игуменским уездным маршалом на протяжении 15 лет.



Леон был очень гостеприимным и веселым хозяином Дукора, и это о нем вы можете найти тысячу рассказов и преданий, его образ может стать таким же знаменитым, как и имя Пане Коханку, было бы только желание у наших людей. Так из-за чего же он вошел в эти предания? Его гости могли месяцами жить в дворцах Леона, настолько он любил гостей. Часто поселившись в Прилуках, они ездили на лошадях в Дукору, где находилась картинная галерея и театр (работал с 1823 по 1846 годы). Для развлечений тех же гостей Леон имел большой штат прислуги (около 100 человек), а музыкальный салон считался лучшим на бывших просторах ВКЛ. К развлечениям хозяина относилось и такое: как только в Дукоре узнавали, что Леон едет в имение, собирался оркестр и играл у ворот любимые песни Ашторпа, чтобы возвращение для него было приятным. Но, не смотря на свой веселый нрав, он прослыл и довольно грубым и жестоким человеком (ходили сплетни, что за любую провинность мог и убить) из-за этого имел много врагов, поэтому держал около себя большое количество телохранителей.



У Леона была еще одна интересная коллекционная страсть - лошади. На своем Дукорском заводе выращивал чудесных коней различных пород, среди них можно было встретить и арабских, и английских, и орловских, в общей сложности насчитывалось более 300 голов. А на наибольших своих любимцев заказывал картины, которые и носили названия кличек коней - Тайрон, Арбес, Зара и т.д. Во дворце был создан зал, посвященный лошадям из коллекции Ашторпа. А сами питомцы использовались в различных гуляниях и развлечениях для гостей. Проводились и заезды на скорость в имении. После смерти его коллекция коней перешла к сестре и зятю Атону Горвату и переехала в Прилуки.


В интернете нашла фотосессию с названием "Княжна Ашторп"

В 1851 году во время одного из веселых зимних развлечений сани с Леоном и гостями провалились под лед Свислочи. Выжили все, кроме веселого хозяина. На это несчастье поэт-юморист Легатович написал «...смерть Ашторпа в Дукоре свершит великие перемены: господа перестанут пить, а мужики начнут есть...». Говорят, что все это произошло как раз перед приездом гостей, поэтому гости ехали на праздничный ужин, а приехали на поминальный стол.



А так как наследников Леон не имел, то поместье переходит к его сестре Леокадии Ашторп, жене ... Сенажатского. Прилуки же переходят еще к одной сестре Людвике Ашторп, которая через некоторое время сочеталась браком с Оттоном Горватом. (В исторических источниках по-разному называют этих двух девушек, то сестрами, то дочерьми).


А это видео – макет дворца.

Все Ашторпы были захоронены в Дукорском приходском костеле, который после восстания 1863 года был передан православной церкви. И в 1880 году Леокадия Сенажатская, урожденная Ашторп, приказала, не смотря на это, похоронить себя у своих родственников. После Второй мировой войны здание церкви отдадут под жилое помещение, и только в 1990-е вернут верующим, да и то православным.


2013 год



2005 год. Фото www.globus.tut.by



В 1874 году имение Дукора Сенажатские продают Константину Гартингу (1821-1891), выходцу из голландской семьи, отставному российскому полковнику, который решил осесть на Минщине. Конечно, такую смену власти очень плохо восприняла католическая шляхта. Гартинги до мозга костей были пророссийскими дворянами. Но ситуацию попробовала исправить жена Константина Юзефа Неселовская, которая была хорошей хозяйкой, да и католичкой. С Гартингами связан новый расцвет поместья, которое пришло в запустение после последних владельцев. Начинается упорядочение парка вокруг дворца. Появляются кленовые, липовые и вербные аллеи. А въездная аллея состояла из кленов, ив и была довольно узкая, всего 8 м шириной.



На самом въезде в поместье находились каменные ворота с башней, которая до последних лет простояла в полуразрушенном состоянии, а сейчас восстанавливается. Сама улица уже, конечно, окончательно утрачена для Дукора, но попытка местной власти возродить историческое наследие вызывает только уважение. В планах создать рядом и отель, и развлекательные заведения для отдыха... Главное - чтобы казино туда не запихнули (что в последнее время становится модно делать).





Так вернёмся к воротам. На первом этаже здесь висел колокол, на втором были установлены часы. А на самом верху на шпиле была установлена гербовая хоругвь. (интересно - восстановят ли ее сейчас, и с каким изображением).




Местная молодежь уже и граффити попыталась сделать на незаконченном здании

Планировки площадки у дворца не сохранилось. Поляна с елками понемногу понижалась и подводила к ручью с прудом, дно которого было выложено дубовыми плашками. Вокруг пруда росли клены, липы да тополя.


Фото lililoveme

Во дворце еще бывшими хозяевами собрана большая библиотека на польском, латинском и русском языках, а также большая коллекция произведений изобразительного и декоративно-прикладного искусства. Также хранились рукописи и семейные архивы Огинских, Ашторпов и Гартингов. Еще одна особенность продажи в те времена, дома в основном продавались со всем имуществом, временами бывшие хозяева даже оставляли семейные раритеты в своих владениях.



В 1891 году имение Дукора переходит к сыну Константина - Антону Гартингу (1856-1904), гусарскому офицеру, женатому на Ванде Дерналович. С Антоном связаны основательные изменения дворца и парка. Так были убраны скульптуры из парка, которые ставились еще при Ашторпах и Сенажатских. Некоторые комнаты дворца были полностью изменены, в них убрана первоначальная лепнина.


Макет планировки Дукорского дворца

Антон с Вандой не имели детей, и в 1904 году имение переходит к брату Станиславу Гартингу (1855-1913), полковнику Российской армии, который погиб во время Первой мировой войны. Станислав был воспитанником Николая II. Закончил Пажеский Его Величества корпус в 1873 году, а затем переведен в лейб-гвардии Гусарский полк. Из-за большой любви и уважения к императору очень надеялся когда-нибудь увидеть в своем имении и русского царя, поэтому здесь была сделана специальная царская зала. На полу этой залы находился шикарный паркет, выложенный изображениями растений и тропических животных, на потолке были изображены мифологические герои. Одна из стен была полностью зеркальная, а на других висели картины знаменитых художников, среди которых были произведения Франтишека Смуглевича и Яна Дамеля. Последний был хорошим другом бывшего владельца поместья, Леона Ашторпа, который имел большую коллекцию картин художника (аж 14). Из этих картин Станислав выделил для осмотра в царской зале две: “Павел, который освобождает из тюрьмы Костюшко” и “Александр, который подписывает в Вильнюсе в 1812 году амнистию”, которые показывали гуманность российского императора. В 1919 году картины будут вывезены в Варшаву последним владельцем Дукора и останутся в Художественном музее.


Павел освобождает из тюрьмы Костюшко

Станислав в 1912 году начал строительство в Дукоре новой часовни, предназначенной для захоронения всех Гартингов разных вероисповеданий.

Последним владельцем Дукора был Георгий Гартинг (1899-1972), он пошел по пути отца и окончил Пажеский корпус, корнет лейб-гвардии Гусарского полка. Участвовал в Гражданской войне. В 1918 году уехал во Францию. В эмиграции работал на железной дороге. Он объединял русскую молодежь в эмиграции, которую несколько лет возглавлял. В 1950-е годы выступал на вечеринках в качестве конферансье. Член Гвардейского объединения, секретарь Объединения лейб-гвардии Гусарского полка, член Союза пажей, член Союза русских дворян.



Красивый дворец, с которым так много связано историй и имен нашего Отечества, после 1918 года был передан местной школе. Во Вторую мировую войну дворец был взорван партизанами, а в 1960-е годы на его фундаменте была построена новая Дукорская школа.


Фото lililoveme

Надежд на реставрацию, даже и в такой произвольной форме, которая происходит сейчас в нашей стране, не существует.



А сейчас родословная Гартингов.


(если надо кому-нибудь большой формат родословной для каких-то целей, обращайтесь, будем рассматривать этот вопрос).


Автор azarkinm
Перевод tuteyshaya
Оригинал записи http://azarkinm.livejournal.com/121471.html

Profile

InoBlogs
inoblogs
Переводы постов иноязычных блогов

Latest Month

December 2015
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com